Саша — Сайт | Insta | Artis Gallery


 

На прогулку с Сашей Соколовой Flaneur пошёл, как минимум, по трём причинам. Первая - она единственная российская художница, которая участвовала в создании фильма «Ван Гог. С любовью, Винсент». Вторая - она запустила громадный проект про ветеранов - 364. И третья - летом у неё прошла самая яркая и сочная выставка - Splash.

Flaneur: Ты живёшь между Испанией и Россией?

Саша: И ещё Австралией. Там у меня личная жизнь.

— Я слышал, там много хороших конкурсов для художников.

— В основном, они для австралийцев. Я однажды хотела участвовать, но, увы, у меня нет австралийского гражданства. Если вдруг будет, то я с удовольствием.

— Тебя сравнивают с Дэвидом Хокни. По крайней мере, твою последнюю персональную выставку Splash.

— Мне нравится Хокни, но такое сравнение для меня необычно. Мои картины, кроме того, что на них тоже изображен бассейн, совершенно в другом стиле.

Саша Соколова, Splash

«Splash», Саша Соколова, 2019. Холст, масло. 39.4x27.6

Фото предоставлено Artis Gallery.

— Он американец, ты тоже жила в Америке, может быть, вы вдохновлялись одним и тем же.

— Я там абсолютно никакого вдохновения не нашла, поэтому и уехала обратно в Россию. И вышеупомянутую серию с бассейном я писала на родине, не подразумевая в ней никакой отсылки к Америке. Яркая палитра, скорее, была навеяна моими поездками в Австралию.

— Тем не менее, туда ты прямо сбежала.

— Это было на четвертом курсе, я пыталась начать новую жизнь. Первая причина - мне не нравился русский климат с его зимней депрессией. Вторая - я разочаровалась в своём институте, поняла, что не хочу работать в кино.

— На тот момент ты уже три года отучилась в университете. Это же ВГИК, там наверняка было много интересного?

— Я по натуре одиночка, для создания картины мне нужно уединение в мастерской. А съёмочный процесс – это большая команда, которая неразрывно соединена целой цепочкой зависимостей. Так что это точно не моё.

— К слову об одиночестве. Ты не раз упоминала, в том числе и в интервью Art Reveal Magazine, что у тебя всегда были проблемы с социализацией. Например, ты справлялась с этим, играя на флейте в электричках?

— Мне до сих пор намного комфортнее наедине с собой и с самыми близкими, но выход из зоны комфорта стал намного привычнее за последние годы. Даже если ты одиночка, невозможно скрываться за холстами всю жизнь, особенно, когда у тебя на нее большие планы.

Саша Соколова, Splash

«Splash», Саша Соколова, 2019. Холст, масло. 26.8x39.4

Фото предоставлено Artis Gallery.

— Настолько большие, что ты решила сорваться в другую страну?

— Да, но выбрала относительно лёгкий путь и поехала в Штаты по программе Work&Travel в надежде остаться. Там работала в отеле в Монтане и чистила всё, что просили. Потом была дорога в Нью-Йорк и, наконец, переезд в Лос-Анджелес. Мне постоянно приходилось менять место жительства. От мексиканских районов с повсеместным запахом марихуаны до Беверли-Хиллз. Но даже там вибрации города мне совершенно не подошли. И в один прекрасный момет настало время сказать «спасибо», это было незабываемо, как-нибудь об этом упомяну в своих мемуарах.

— Ты не нарисовала ни одной картины в Америке или хотя бы под влиянием этой страны?

— Мне повезло, и у меня быстро нашлись клиенты на портреты. Цена на них, правда, была 100–200 долларов, но в моем положении мне не приходилось выбирать. Тем более, заниматься любимым делом хоть в каком-то виде было гораздо приятнее, чем быть бебиситером или обрезать марихуану. Чисто для себя я сделала парочку работ, но, если честно, ничего хорошего не вышло. Зато по ним было видно, что в моей жизни происходило что-то не то.

— Многие мечтают о таких приключениях, про которые ты рассказываешь.

— Возможно, но на тот момент я уже находилась в США нелегально, потому что моя виза истекла. Ко мне пришло понимание, что решение о поездке было весьма импульсивным и нужно, как минимум, закончить университет.

— И после возвращения, насколько я понимаю, ты создала твой самый успешный проект 364 про ветеранов?

— Всё верно, и он, кстати, продолжается. Я рисую новые картины к следующему 9 мая. Будет большой праздник – 75 лет победы. Сейчас активно над этим работаю, делаю много промо материалов – видео, интервью, буклеты.

Саша Соколова, 364

«364, Виктор Кузько», Саша Соколова, 2016-2017. Холст, масло. 60x100.

Фото предоставлено художницей.

— Ты говорила, что были моменты отчаяния, когда казалось, что это никому не нужно и бесполезно. Что случилось?

— Начинать что-то новое всегда сложно, потому что я до конца не была уверена, как встретит проект публика. Все усложнялось тем, что это некоммерческий проект, в рамках которого я поставила на кон 2 года своего труда, результат которого мне не был известен. Мне приходилось искать спонсоров, и, конечно же, я слышала очень много «нет», прежде чем услышать хотя бы одно «да». Да, скажите вы, это абсолютно нормально, но поскольку это для меня был первый подобный опыт, я не была готова. Иногда со мной случались приступы отчаяния и полное неверие в свои силы. Но, в конце концов, Ирина Никольская поддержала мою идею и согласилась выставить проект на 9 мая. Публика встретила его с восторгом. После этого я окончательно утвердилась в том, что идея удачная и, главное, она культурно-важная. Так что мне просто необходимо продолжать. Правда, после большого перерыва, который мне потребовался для того чтобы отдохнуть от проекта. Всё-таки это были огромные энергозатраты с моей стороны, которые не подразумевали финансового поощрения.

— Часть проекта - это интервью с ветеранами, но не все были согласны разговаривать. Почему?

— Не каждый готов был окунаться в эти непростые воспоминания. И я это уважаю. Ещё многие просто не хотели быть изображенными в свои годы.

Саша Соколова, 364

«364, Мария Фаустова», Саша Соколова, 2016-2017. Холст, масло. 60x100.

Фото предоставлено художницей.

Moscow Times ты сказала, что проект будет продолжаться, пока есть ветераны, которых можно рисовать. Что будет в конечном итоге со всей этой идеей?

— Да, буду стараться пополнять серию по мере возможности. Ведь это большая удача застать именно этот период времени, когда все еще есть возможность пообщаться с настоящими ветеранами. У следующего поколения этого шанса уже не будет. Я надеюсь, что организую тур проекта по крупным городам России и затем, скорее всего, подарю его Министерству культуры.

— Забавно получилось - хотела убежать от русского климата, а в итоге он принёс самые вкусные плоды.

— Я провожу много времени заграницей, но мои корни все-таки в России. Это создает и обогащает мою личность. Картины, написанные дома, получаются самыми душевными. К тому же мне интересно зафиксировать какие-то моменты из нашей истории и национальные особенности. 364 Дня - самый настоящий и искренний проект. День Победы был невероятно важен для моего дедушки. Уверена, что для других ветеранов это тоже очень значимое событие. Но обычно оно настолько огромное, что немного теряется человечность. А ветеранов нужно помнить не только по геройским и мужественным портретам, но и по бытовым человеческим зарисовкам.

— Ты, правда, в своих картинах стараешься уловить моменты. По крайней мере, такое ощущение у меня было в твоей серии Conversations, где ты как бы со стороны наблюдаешь, как люди общаются.

— Эта серия была вдохновлена улицами Барселоны. Когда я сюда приезжаю, меня всегда удивляет разница между нашими культурами. Испанцы очень открытые и шумные, в отличие от нас. И громкие разговоры здесь повсюду. Мне нравится подмечать особенности в менталитете разных стран.

Саша Соколова, Eavesdropping

«Eavesdropping», Саша Соколова, 2017. Холст, масло. 100x60.

Фото предоставлено художницей.

— Насколько я знаю, понимать такие вещи тебе помогает то, что ты употребляешь только растительную пищу и вообще не пьёшь алкоголь?

— Да, вдохновение - это тонкая материя. Я уверена, что то, что мы едим, влияет на нашу энергетику и восприятие мира. Чем чище еда, тем чище мысли. А с ними пропадает необходимость в алкоголе и даже кофе.

— Это тоже не тонкая материя?

— Это стимулятор. И моё сердцебиение после кофе мне не нравится. Кого-то этот напиток бодрит, а я становлюсь нервная. Я предпочитаю прислушиваться к своему телу, оно лучше знает, что ему нужно, а что нет. И лучшие идеи приходят на чистую голову.

— Но, как мне кажется, творческая тусовка любит себя стимулировать.

— Поэтому я в ней особо и не участвую. Это всё не моё.

— Более того, ты писала в соцсетях, что дело художника - рождать радость?

— Искусство должно приносить радость. Ну, или как минимум я в качестве художника. Да, существуют разные стили и видения мира, но, например, я не представляю, как можно повесить мрачную картину дома.

— Есть картины, с которыми тебе трудно было расставаться и отправлять к кому-то домой?

— Это «Кристина». Так звали нашу соседку по подъезду. У неё недавно умерла мама, и она осталась с бабушкой, которая периодически выпивает. Кристина стала приходить к нам, пару раз назвала меня мамой. Я растрогалась и сделала портрет, который, на мой взгляд, получился довольно психологическим и философским. Вообще, я вкладываю очень много энергии в свои картины, поэтому иногда бывает сложно с ними расставаться.

Саша Соколова, Кристина

«Кристина», Саша Соколова, 2015. Холст, масло. 120x100.

Фото предоставлено художницей.

— Почему так любишь автопортреты?

— Да не так уж и сильно.

— Я нашел 4 как минимум.

— Ого, я никогда не замечала. Один автопортрет с Миланом, это собака, которую я очень сильно любила. В диптихе «День, ночь» я пробовала технику лессировок. Модели рядом просто не оказалось, поэтому работала с тем, что было. Есть картина из Гданьска, где я готовлюсь к выставке, и модели опять не оказалось перед глазами. Хотя, мне кажется, в познании себя через рисование есть что-то терапевтическое. Думаю, периодически нужно изучать свой внутренний мир.

Саша Соколова, День/Ночь

«День/Ночь», Саша Соколова, 2018. Холст, масло. 30x30.

Фото предоставлено художницей.

Саша Соколова, Автопортрет с Миланом

«Автопортрет с Миланом», Саша Соколова, 2018. Холст, масло. 89 x 116.

Фото предоставлено художницей.

— У тебя есть отдельная серия про собак? Более того, они встречаются и в серии Conversations. Откуда такая любовь?

— С детства люблю собак. Не знаю, чем обусловлено это отношение. Мне нравится их рисовать, они оживляют картины.

Саша Соколова, Conversations

«Conversations», Саша Соколова, 2018. Холст, масло. 80x60.

Фото предоставлено художницей.

— Кстати, о внутреннем мире города. Я в восторге от твоих уличных зарисовок. Скажи уже, когда будет выставка?

— Они меня тоже очень радуют. Русские бабки – это мой фетиш. Но планов о выставке пока нет. Акварель, это, скорее, увлечение. У меня такая система: масло – работа, акварель – хобби. Так что, если говорить о выставке – может быть, когда-нибудь. Как минимум, скоро можно будет приобрести продукцию с их изображениями. Но совершенно точно ради этих бабок я готова приезжать в Россию снова и снова.

Саша Соколова, Бабки

«Бабки», Саша Соколова, 2018. Бумага, акварель. 26x36.

Фото предоставлено художницей.

Саша Соколова, Бабки

«Жаркие новости», Саша Соколова, 2018. Бумага, акварель. 26x36.

Фото предоставлено художницей.

— У тебя есть любимая серия картин?

— Splash - она очень жизнерадостная. Ветераны, конечно, тоже впечатляют своим масштабом, но я люблю яркие цвета. Я начала ее как раз после 364, и выглядит она довольно контрастно. А вдохновил меня на нее наш дачный бассейн, точнее его цвет и непринужденная летняя атмосфера, царящая вокруг. Мне захотелось сделать что-то необычное, яркое, и стиль, который я выбрала, это что-то между абстракцией и реализмом.

— У тебя есть какая-то специальная техника по рисованию портретов?

— Я интуитивно чувствую людей. Люблю проживать их эмоции и чувства во время создания портрета. Когда я прочитала книгу «Китайское искусство физиогномики» Ханера Джина, то оказалось, что есть научное обоснование тому, что я чувствую. Теперь понять характер человека можно не только при помощи интуиции, но и просто по чертам лица. Мне это очень помогает в работе, ведь задача портретиста отразить именно характер и внутренний мир человека.

— Какая портретная история была одной из самых интересных? (Кроме дедушки и Кристины, конечно).

— Я писала несколько раз своего молодого человека Сашу, и каждый раз за работой. Это получалось как-то неосознанно, но мне нравятся эти портреты. Они выходят какими-то атмосферными. Наверное, потому что самых близких всегда пишешь с особенной любовью. Мой самый запоминающийся портрет тот, где мы с Сашей в Австралии, а за окном ночной город. Если присмотреться, то можно увидеть меня в отражении.

Саша Соколова, Саша I

«Саша I», Саша Соколова, 2018. Холст, масло. 80x80.

Фото предоставлено художницей.

— Какое качество в людях тебе не нравится больше всего? Отказалась бы ты от рисования портрета, когда увидела бы это в человеке?

— Глупость и невежество. Скорее всего, отказалась бы. Очень скучно рисовать пустоту. А когда мне скучно, хорошего результата можно не ожидать

— Ты стала арт-персоной марта в 2018 году в проекте 1 Art Channel. Там ты сказала, что у тебя состоится выставка во Франции. Всё получилось?

— В силу обстоятельств я не смогла тогда приехать в Лион. Мне вообще довольно сложно планировать что-то заранее с моим графиком передвижений и проектами.

— А с Кейптауном что? Будет выставка оттуда или нет?

— Наверное, нет. Только если поеду туда ещё раз. Мне там понравилось, но я переключилась на другую серию и остыла. У меня бесконечный поток идей и мне приходится быть очень избирательной в том, что актуально прямо сейчас.

Саша Соколова, Cape Town

«Cape Town», Саша Соколова, 2018. Холст, масло.

Фото предоставлено художницей.

— Тем более, ты амбассадор красок Рембрандт в России. Что это вообще значит?

— Знаменитая голландская компания Royal Talens, которая выпускает этот бренд, спонсировала фильм про Ван Гога. И так как я была единственной художницей из России, участвовавшей в проекте, то презентовала кино в Барвихе Холл. Провела там несколько мастер-классов, посвященных фильму. В этом году меня уже пригласили поучаствовать в международном проекте «Год Рембрандта» и стать одним из 12 амбассадоров. В мои обязанности входит давать им адекватную обратную связь об их материалах. В глобальном плане каждый представитель должен учесть все нюансы и сделать бренд лучше. Например, создать новый цвет, которого не хватает в палитре. Также я распространяю информацию о бренде в соцсетях и периодически провожу мастер-классы. Иногда проходят специальные мероприятия. Например, мы организовывали баттл семи художников. Каждый рисовал картину Рембрандта в режиме онлайн. Люди могли творить вместе с нами. В конце проекта подписчики присылали свои работы, и мы выбирали победителя.

— Ты два раза участвовала в конкурсе BP Portrait Award. Что ты рисовала?

— Оба раза я отправляла на конкурс портреты моего дедушки. И оба раза я прошла первый раунд, когда жюри отбирало работы в электронном виде. Затем я посылала работы в Лондон для второго раунда, и последний раз я попала в 100 лучших из 2500, но так и не прошла отбор на выставку. В следующем году буду пытаться ещё раз.

— Уже решила, что будешь подавать на следующий год?

— Это снова будет портрет дедушки. Я начала его делать, когда он ещё был жив. Сейчас мне пока ещё тяжело возвращаться к работе. Но я планирую доделать картину и подать её на конкурс.

— Правда ли, что когда ты рисуешь картины, то держишь перед собой работы дедушки? Если да, то какие? Как это помогает, ведь у него совершенно другой стиль.

— Есть свод правил в живописи, которые на мой взгляд, относятся ко всем, кто создает фигуративное искусство, и стиль тут не при чем. Совсем необязательно писать в одном стиле с теми художниками, которые нравятся. Конкретно в этом случае, меня интересует цвет и мазки.

— Насколько важно эмоциональное и материальное состояние художника? Важна ли любовь в создании картин?

— Картина – это запечатленная эмоция, и не важно какая. Если картина эмоционально заряжена, зритель сразу это считывает, даже не смотря на уровень мастерства художника. Финансовое состояние на качество картин не влияет. Хотя по жизни для меня это важно. Я люблю комфорт. Важна ли любовь в написании картины? Это единственное что вообще важно в творчестве. Когда картина написана равнодушным художником, это сразу видно. Вряд ли такая картина понравится и зрителю. Важно выкладываться на полную, и потом качественно восстанавливаться. Для этого мне и нужны финансы.

— Но главный двигатель искусства всё-таки любовь?

— Конечно. Конкурс BP Portrait Award и конкурс Ван Гога нашёл мой молодой человек. Ему нравится мне помогать в моей карьере, и если честно, его организаторские способности гораздо выше моих. Меня, как и любого художника, наверное, больше интересует творческая часть. Так что он играет большую роль в моей жизни. Мы – хороший тандем.

Спасибо за прогулку с Flaneur Moscow.


Автор — Михаил Кузнецов — главный редактор Flaneur Moscow.