Анна — Insta | FB | Gallery | Flaneur

 

Анна Селина 10 сентября открыла свою вторую персональную выставку "Why So Serious?" в 11.12 Gallery на «Винзаводе». Flaneur прогулялся с художницей по залу и задал несколько ужасных вопросов о прекрасных картинах.

Flaneur: Название твоей выставки - это отсылка к Джокеру?

Анна: Всё верно. Хотя фильм до конца я так и не досмотрела, но успела понять как мы похожи с Хитом Леджером. Я слышала, как он готовился к роли, запираясь в квартире в одиночестве. У меня тоже такое бывает. Только обычно я томлюсь в компании с пустыми холстами.

— Но разве Джокер не болеет в отличие от тебя?

— И да, и нет. Джокер - это такой современный Дионис, который зовёт всех выпить. Люди соглашаются и идут за ним в горы, зная, что похмелье неминуемо. Но они хотят не просто нажраться, а помочь своему сознанию. Потому что иногда нам необходимо выгуливать животное, которое есть в каждом из нас. Иначе наступает та стадия, которая идёт после безумия. А это уже страшно.

 

ЭКСПЛИКАЦИЯ (ОТРЫВОК)

Современный мир в общественном сознании принято определять термином «постмодернизм». Мы сейчас не будем подробно расписывать его мировоззрение и принципы, уповая на то, что наш уважаемый посетитель выставки и так вполне знает, что делать с подобными понятиями. Но мы предлагаем сыграть ему в игру. Анна Селина в своем проекте «Why So Serious?» расставила некие подобия ловушек и отметок, которые необходимо собрать, чтобы пройти уровень и получить своего рода «ачивку»-подтверждение о понимании развития современной философской мысли.

11.12 Gallery

 

— А за Хоакина не страшно? (новый актёр, исполняющего роль Джокера — Flaneur)

— Ой, меня тот Джокер цеплял, я на этого прыгать не собираюсь. Мне вообще супергеройская тема не нравится. Я бы даже сказала, раздражает.

— Зато нравятся животные Дэмьена Хёрста, на которого ты ссылаешься?

— Это очень личное. Был парень, которого я любила, но недавно мы с ним рассталась. В общем, это он изображен на картине.

Анна Селина, Паранормальное явление

«Паранормальное явление», Анна Селина, 2019. Холст, масло. 115x160

Фото предоставлено 1.12 Gallery.

— Правда? Я думал это Римус Люпин из Гарри Поттера?

— Смешно. Но он просто похож.

— Ужасы – это популярная тема в твоём безумии. Вижу и культовый «Звонок».

— Я его дико обожаю. Это моя любимая картина. Перекрученные конечности Самары - это же чистое безумие. И голограммные куртки, которые на девочках, я очень люблю. Боже, мне правда всё нравится на этой картине.

Анна Селина, 7 дней

«...7 дней...», Анна Селина, 2019. Холст, масло, акрил. 115x115

Фото предоставлено 1.12 Gallery.

— И Тарантино тоже в твоём списке любви?

— Даже в самом начале. На этой выставке он изображён на могиле Бориса Пастернака. Однажды Квентин действительно приезжал в Россию и ходил посещать могилу великого российского поэта (в 2004 году — Flaneur). В этой картине я пытаюсь понять его режиссёрский драйв. Но, судя по всему, пока не поняла. Ну, да ладно, не последняя выставка.

Анна Селина, Давным-давно

«Давным-давно...», Анна Селина, 2019. Холст, масло, акрил. 115x125

Фото предоставлено 1.12 Gallery.

— А что на картине с пытками?

— Это не пытки, а популярный фокус Гудини. Он часто себя связывал, находясь в экстремальных условиях, и с успехом освобождался. Вообще, здесь Бартенев должен угадываться. Не очень, да? Ладно, давай лучше насладимся стилистикой «Бешеных псов» (фильм Квентина Тарантино — Flaneur). А Бартеневу пожелаем выпутаться.

Анна Селина, Метаморфозы Гудини

«Метаморфозы Гудини», Анна Селина, 2019. Холст, масло. 115x150

Фото предоставлено 1.12 Gallery.

— Каждый имеет право меняться, даже художник?

— Прекрасная цитата Пабло Пикассо. К ней я решила добавить стерильную тему «Волка с Уолл-Стрит» и собаку Джеффа Кунса. Она вся такая маленькая, но может тебя пометить.

Анна Селина, Каждый имеет право

«Каждый имеет право меняться, даже художник», Анна Селина, 2019. Холст, масло. 115x150

Фото предоставлено 1.12 Gallery.

— Здесь есть моя любимая картина. Она как будто из иммерсивного театра.

— Это моя старая больная тема - зомби. Мне когда-то не разрешили использовать её для диплома. Я училась у Айдан Салаховой, которая требовала в своих картинах максимально говорить про себя. Ну, я решила сказать, что боюсь, когда меня трогают. Но как-то не оценили. Согласовали образы святых, но на защите всё равно поставили «двойку». Мой художественный руководитель ошибочно сделал акцент на святости, а надо было на комиксе, на своеобразном современном образе святых «из трущоб».

Анна Селина, Любовь

«Всё, что тебе нужно - это любовь», Анна Селина, 2019. Холст, масло. 115x150

Фото предоставлено 1.12 Gallery.

— Ну, знаешь, неплохо - 4 года назад «двойка», сегодня уже вторая персональная выставка.

— Возможно. Но мне всё это нелегко даётся. У меня была дикая ломка, когда я готовилась к своим выставкам. Айдан всегда просила сначала продумывать идею, а потом браться за кисть. А мне не хотелось думать. Мне нравится рисовать, и я считаю, что этого достаточно. Я не хочу нагромождать.

— Но в современном искусстве очень важен контекст.

— Поэтому я скрываюсь. Даже на картинах. Обожаю, когда кто-то уходит за край холста. Остается что-то за кадром. Это даёт зрителю дополнительную возможность думать и самостоятельно накидывать идеи.

— Ты хочешь просто рисовать?

— Ещё со школы ничего не хотела делать, кроме рисования. Мой папа математик, ему было сложно это принять. Говорю ему большое спасибо за то, что отпустил меня. Потом мне везло на преподавателей. Айдан Салахова, например, не только дала нам базу, но и привела нас на «Винзавод». На пятом курсе меня заметил директор галереи Александр Шаров и предложил сотрудничать. Мне очень повезло.

— Почему тебя так тянет к потустороннему?

— Меня тянет больше к метамодерну. Это такое современное течение. Грубо говоря, если в постмодернизме бог умер, то в метамодерне нашлось место искренности и потусторонним силам. Я не люблю чистый реализм. Я им объелась, пока училась.

— Хорошо, «Чужой» на одной из картин, это тоже искренность?

— Это же любовные переживания. Знаешь, шутят, что иногда побеждаешь дракона, а в итоге принцесса и оказывается драконом. Здесь почти так же. Только мне комфортно с драконом, я не хочу, чтобы меня спасали. Но принцы так и бегут. Как видишь, очередной открыл дверь, а Чужой занял защитную стойку.

Анна Селина, Сестра минотавра

«Сестра Минотавра», Анна Селина, 2019. Холст, масло. 115x115

Фото предоставлено 1.12 Gallery.

— Почему так много отсылок к современной культуре?

— Я молодой художник, поэтому у меня есть право себя искать. Я хочу попробовать разные композиции и приёмы. Открыть выставку и сделать всё как надо, получив только положительные отзывы, это ещё рано.

— Да ладно, это почти нереально.

— Возможно, но стремиться к этому надо.

— Я читал один отзыв на твою первую выставку «Сад Ангедонии», он был ужасным.

— Да не таким уж и ужасным.

— Там сказали, что ничего нового в тебе нет.

— Ничего страшного. Написали, уже здорово. Если честно, мне было приятно. Я не тусуюсь, не рекламирую себя, поэтому любые отзывы для меня важны. Тем более, зная, что многие мои друзья строят карьеру на тусовках. 

— Ладно друзья, Микки Маус-то что тебе сделал?

— Он стал частью моей тропы войны. Я весной рассталась со многими знакомыми и приятелями, с которыми мы разошлись во взглядах. Поэтому я решила защемить все мышиные лапки, которые ко мне тянутся.

Анна Селина, Мышиная охота

«Мышиная охота», Анна Селина, 2019. Холст, масло, акрил. 115x97

Фото предоставлено 1.12 Gallery.

— Ты так любишь вкраплять куски из других миров?

— Меня в некоторой степени цепляет коллаж. И это даёт мне повод для новых страхов. Когда я ходила на «Открытые мастерские», преподаватель сказал, что у меня часто встречается перегиб. Его нужно разогнуть. А то я выгляжу как базарная баба. Типа и так могу, и так, и вот так вот ещё. Поэтому стараюсь не перегибать, но не всё сразу.

— Это ж получается, надо искать и ограничивать одновременно?

— Надо быть как снайпер.

— Но он-то знает, кого убивать?

— Я тоже знаю. Ненавижу скуку.

— Убиваешь её выставками?

— Если честно, после первой выставки было полное опустошение. Но я просто не была готова. Не знала, что вернисаж – это отдельная работа. Надо ходить, обниматься, целоваться. Но всё прошло хорошо.

— Тем не менее, у тебя уже идёт вторая выставка.

— После «Ангедонии» я очень переживала, съездила в Крым и опять заскучала. Как-то вечером посмотрела фильм «Величайший шоумен», понравилось, захотела сделать что-то с цирком. Это же прекрасная почва для ужасов и искусства.

— Мюзикл, где все радостно поют и танцуют?

— Да, я могу построить из этого набора фундамент для ужаса. Наверное, меня просто слишком бесят серьезные люди. Особенно те, которые и к картинам относятся серьёзно. А эта шумиха вокруг современного искусства. Пафос этих звуков раздражает. Я свои картины никогда не уважала. А люди носятся, продаются, относятся к себе, как к бриллиантам. Это ж сколько нужно понтов, чтобы так за себя переживать? Правда, с помощью галереи многое изменилось: я немного остыла и стала уважать себя.

— Ну, к чему-то же надо серьезно относиться?

— Веселье - это не отказ от адекватности и серьезности. Под шутками я подразумеваю то, как ты себя преподносишь. Ученые, например, тоже верят в бога, потому что так им легче раскрываться. Однозначность ведет к однообразию и повседневности. А нужно использовать фантазию. Греки создали математику, но они же и придумали безумных богов. Ну, это же не случайно, правда?

— Значит, ты ориентируешься на греков и на отзывы?

— Моя робость постепенно проходит, нужно двигаться вперёд. Из-за неуверенности я даже случайно отшила Black Star. Они мне однажды написали с предложением. Я ответила: «Хотите, чтобы я бургеры продавала?» А там что-то серьезное было. Когда я поняла, уже было поздно.

— Так где грань между серьезностью и шуткой?

—Там, где не получится закостенеть.

— В общем, нужно найти баланс. Посмеяться, но и Black Star не отказать?

— Совершенно точно!

Спасибо за прогулку с Flaneur Moscow.


Автор — Михаил Кузнецов — главный редактор Flaneur Moscow.