Светлана — FB | Insta | Insta


 

Flaneur совершенно случайно попал на однодневную выставку-квартирник «Самонвы», организованную молодым куратором Светланой Бахаревой. Оказалось, что перед нами будущий владелец музея современного искусства.

Flaneur: Расскажите, что это были за прекрасные три часа?

Светлана: Это был мой кураторско-организаторский дебют. Я давно хотела сделать выставку, но когда посчитала, сколько это будет стоить, оставила идею на полке. За недельную экспозицию мне бы пришлось отдать около 200 000 рублей. Это чисто технический бюджет, куда я включила монтаж/демонтаж, клининг и т.д. Как минимум, сюда ещё нужно добавить расходы на открытие.

— Тем не менее, выставка состоялась в другом формате?

— Да, бюджет сократился, но пришлось восполнять другой не менее важный фактор, это знакомства в арт-сфере. Так я, например, познакомилась с Ольгой Вольной. Она известна тем, что берёт интервью у опытных специалистов в сфере искусства, которые дают лайфхаки для начинающих. Через неё я попала в общий чат, где мы придумали делать выставку по хештегам «СамОнВы». Все спрашивают, где делать ударение. Нигде. Это не слово, а аббревиатура – самоорганизованная онлайн-выставка.

— А в чём заключалась идея?

— Художник публикует свою работу, ставит хештег и в сторис своего аккаунта рассказывает о картине. Я была вдохновлена интервью патрона музея «Гараж» Юлии Рублевой, которая хотела сделать платформу, на которой бы художники продавали свои картины через видео-презентации. Ну, если такие профессионалы считают, что видео-аспекта не хватает, то почему бы нам не организовать нечто подобное в упрощенном виде. Мы успешно осуществили эту идею два месяца подряд. Затем мне написала Мария Зайцева, директор студии «Белый кролик», и предложила свою площадку. Сказала, место есть, надо придумать что-нибудь интересное.

Мария Сванидзе, Московский полисадник

«Московский полисадник», Мария Сванидзе, 2019. Акрил, холст на оргалите, 50х40.

Фото Михаила Кузнецова.

— Вы как раз ждали помещение?

— Да! Я сразу же приехала, и мы утвердили тему «Город». Студия находится в старом промышленном заводе. Это прекрасная основа для концепции, которая помогает участвовать совершенно разным художникам. Изначально я хотела остановиться только на Москве, потому что планировала получить отклик от изданий, который пишут о столице. Но было так много дел, что руки до этого не дошли. Поэтому мы приняли на выставку работы в принципе о городе. Например, были изображения Венеции.

— У вас был Open-call?

— Да. Благодаря ему, кстати, я получила один из основных уроков. Сначала была тишина, а к дедлайну все начали прыгать в последний вагон. Но, к счастью, получилось всё, как надо. Кто-то говорил о старой и новой Москве, кто-то о социальном вкладе, кто-то об историческом аспекте. Сразу несколько художников сделали работы о субъективном восприятии городского движения. Художница P U R K O, например, исследует тему спальных районов. Ольга Вольна из Воронежа создала серию изображений проводов и лестниц. Художница показала, как она чувствует через них импульсы города.

Ольга Вольна, Самонвы

Серия «Провода и лестницы», Ольга Вольна, 2019. Бумага, пастель, тушь, 21х13.

Фото Михаила Кузнецова.

— Почему формат квартирника?

— Во-первых, потому что Мария предоставила помещение на один день. Во-вторых, мне хотелось создать максимальную коммуникацию со зрителем. По этой же причине я не стала вешать экспликации. В моём понимании формат квартирника подразумевает, что художники сами рассказывают о своих картинах. Таким образом, коммуникация художник-зритель проходит не только на визуальном, но и на вербальном уровне. Тем более, гости с удовольствием разговаривали, ведь среди них было немало художников.

— Например, Владимир Дубосарский.

— Его не было.

— Как не было?

— Просто одна художница перепутала моего друга Васю с Дубосарским. Рост действительно у них одинаковый и они оба носят очки. Но совершенно точно к нам на мероприятие заглянули кураторы Михаил Сидлин и Елена Куприна-Ляхович с мужем. Мне очень помог её курс «Выставка как продукт», который я прошла в MosArtSchool в прошлом году.

— Я видел у вас в Facebook много ссылок на эту школу.

— Среди присутствующих было много учеников оттуда. Елена удачно поднимает животрепещущую тему для всех, кто хочет заниматься искусством.

— А откуда у вас такое желание заниматься искусством?

— Я решила это уже давно. Была, если честно, в точке «ноль», даже толком ничего не рисовала. Зато я всегда любила организовывать. Но чтобы создать что-то достойное в сфере искусства, то вам непременно нужны связи. А как их получить? Сделать что-то самому. Можно, конечно, зайти с другой стороны и рисовать картины. Но жизнь художника я представляла как череду рисования и ожидания, когда же тебя признают. А мне не хотелось ждать, когда мои картины будут висеть в серьезных галереях. Так что, решила заняться организацией.

— А вы ещё и рисуете?

— Да, у меня была небольшая работа на квартирнике. Это был Бадаевский завод, выполненный в технике, которой меня научила художник-иллюстратор Юлия Блюхер.

Светлана Бахарева, Бадаевский завод

«Бадаевский завод», Светлана Бахарева, 2019. Масло, бумага, 24х30.

Фото Михаила Кузнецова.

— Но организация идёт лучше, чем картины?

— Просто я начала и всё пошло удачно. Мне повезло, я познакомилась с Аришей Андреевой, которая, кстати, тоже училась в MosArtSchool. Она откликнулась на Open Call, когда я опубликовала его в Facebook. Ариша – художница из арт-группы Передвижницы. Она распространила мою идею, и ко мне пришло много нужных людей. К тому же она пишет для издания «Арт Узел» и помогла с публикацией.

— А кто помог с интервенцией?

— А это не наша идея, я вообще ничего не подозревала. К нам в гости пришли основательницы общества коллажистов «Режь да клей». Было совершенно неожиданно, но приятно. Арт-интервенция интересная практика – девочки стихийно пришли со своими работами и представили их публике. Было забавно.

— Вы говорили, что художникам сложнее, чем куратором?

— Честно признаюсь, я не строго отбирала работы для выставки. Это был дебют. Мне было интересно, кто решится поучаствовать в выставке у новичка. Тем не менее, я собирала пазл, занималась организацией. На мой взгляд, в процессе создания выставки куратор всегда находится на стадии творческого конструирования смысла. Это не дает заскучать.Что лежит в основе кураторства? Отбор согласно концепции. Необходимо вытащить нужные смыслы, представить работы в определенном контексте, соединить их в складное повествование на заданную тему. В то время как труд художника – поиск и относительная монотонность.

— То есть, я правильно понимаю, что есть молодой художник, а вы молодой куратор?

— Родившийся в субботу.

Ариша Андреева, Самонвы

Серия «Метро», Ариша Андреева, 2017. Масло, холст, 15х15.

Фото Михаила Кузнецова.

— И как оценивает роды?

— Мне понравилось. Светлана-организатор собой довольна, а вот Светлане-куратору есть куда стремиться.

— А вы вдохновлялись другими кураторами?

— Читала гуру в этой области – «Краткая история кураторства» Ханас Уильриха Обриста и «Пять лекций о кураторстве» Виктора Мизиано. К счастью, они многое объясняют. Например, насколько важно пространство. Оно должно находиться на одной волне с концепцией. Когда я пришла в студию, то сразу поняла и тему, и концепцию. Если бы мы там про космос сделали выставку, то было бы странно. А здесь всё по-домашнему.

— А любимая выставка у вас есть?

— Мне понравился проект «Удав, проглотивший слона», который состоялся в прошлом году у Алисы Булчак в галерее «25 кадр». Он был посвящен проблеме молодых художников. После 35 ты уже не можешь им быть по определению. 36 и всё, ни грантов, ни премий. В то время я училась в онлайн-школе института искусств Sotheby’s на курсе «Как управлять галереей». Там нужно было сделать анализ выставки. Я пошла посмотреть на «Удава» и осталась довольна. Прежде всего, возможностью конструирования собственного нарратива. Есть выставки, где кураторская мысль несет тебя из точки А в точку B. «Удав» позволял, опираясь на собственный опыт по теме, создавать свой путь по пространству. 

— Вы много учитесь?

— Ну, а как по-другому? Я решила двигаться в этом направлении, мне нужны знания. В школе на МХК мы спали всем классом, так что пришлось восполнять.

— А как получилось, что вы проснулись?

— Это легендарная история. Начнём с того, что я эзотерик, я верю в реинкарнацию и убеждена, что в жизни мы выполняем свои предначертанные задачи. Очень часто мы забываем, кто мы и всё идёт не так. Вот я как раз была такой - работала секретарём, в банке, программистом и, наконец, у меня был свой интернет-магазин китайских БАДов. Сначала было интересно, а потом я перегорела. Это была такая одинокая работа – все время дома за ноутбуком. Мне казалось, что как-то… непрестижно. Люди спрашивали, чем я занимаюсь. У меня интернет-магазин, отвечала я. Ого, загорались они, а что ты продаёшь? Товары китайской медицины, отвечала я. Единственное, что их интересовало после этого, это как быстрее закончить разговор.

— Но клиенты хотя бы были?

— Да, особенно меня повеселил 80-летний дедушка, который заказывал у меня лекарство от простатита, а потом звал погулять в парк.

— Ну, вы же хотели из дома выходить.

— Не таким образом. Будучи эзотериком, я решила использовать всевозможные практики, чтобы найти свой путь. Так я столкнулась с ченнелингом от гида души. Мне объяснили, что у каждого из нас есть гид нашей души, который подталкивает нас, если мы сбиваемся с дороги. Если его не слушать, то придется реинкарнироваться заново с той же задачей. Это как ходить в магазин за хлебом. Представьте, что вы решили повеселиться и пошли кататься на каруселях, а пока вы наслаждались, магазин закрылся. Что вы будете делать завтра?

— Опять пойдёте за хлебом.

— Совершенно верно. Так вот у меня было чувство, что я всю жизнь ходила на карусели, а до хлеба всё никак не могу дойти. И однажды на моём пути появилась женщина, которая предложила мне метод ченнелинга. Скажу сразу, я сама отношусь ко всему этому скептически. Понимаю, что есть много, так называемых, специалистов, у которых просто с головой не в порядке. Так что я постаралась всё максимально проверить.

Purko, Самонвы

P U R K O, 2019. Смешанная техника, 80х60.

Фото Михаила Кузнецова.

— И вам сказали, что БАДы, это не ваше?

— Да, моя миссия заниматься искусством. В тот момент, кстати, у меня появилась идея онлайн-галереи, которая предоставляет картины в аренду. Юрист даже разработал документы таких сделок. Но, как оказалось, даже это не совсем моё.

— Но это же тоже искусство.

— Верно, но у меня задача масштабнее. Несмотря на то, что я была невероятно далека от искусства, когда узнала о своём пути. Примерно, как вы от китайской медицины.

— Но есть хотя бы люди, которые идут по своей дороге?

— Есть, обычно таким людям сразу говорят, что им не нужна консультация.

— А какой масштабный проект вам подсказала консультация?

— Я пришла оставить после себя музей современного искусства. Но это в долгосрочной перспективе. Более близкая цель находится на стыке искусства и дизайна. Это иммерсивные комнаты в домах или бизнес-помещениях. Дело в том, что живопись – это энергия. И мне бы хотелось эту энергию усиливать другими инструментами. Вот как-то так. Больше не скажу, это пока секрет.

— Вы уже с кем-то обсуждали эту идею?

— Да, художники, в основном обижаются. Не любят слово «дизайн» ставить рядом со своей живописью. Я пробовала делать пробную версию с классическими картинами, на которых уже не распространяется авторское право. Меня обвинили в том, что я хочу опошлить Ренуара. Но есть потенциальные клиенты, которым задумка понравилась, так что я собираюсь довести дело до конца. Сейчас я нахожусь на стадии поиска финансирования для реального воплощения проекта.

— Ну, на выставке вы почувствовали, что вернулись на свой путь?

— Конечно. Я сравниваю то, что было год назад и сейчас, и вижу прогресс. Например, моя картина попала в коллекцию частного греческого музея.

— Уже? Быстро.

— А когда вы идёте по своему пути, всё само получается. Мне как-то написали в Instagram, учитывая то, что там практически нет моих картин. Пригласили участвовать в проекте, сказали, что пришлют холст 35x35. Я не поверила, но холст в итоге прислали. Его долго не забирали, и я опять разочаровалась. Когда мне позвонила «АртПочта», я подумала, что мне просто навязывают услуги доставки. А это из Греции, хотели забрать нарисованную картину. В общем, жду каталог.

— А как так получилось, вы не узнавали?

— Нет, да и зачем? Я встала на свой путь и всё идёт, как надо. Найдите свой путь и у вас тоже всё получится.

Спасибо за прогулку с Flaneur Moscow.


Автор — Михаил Кузнецов — главный редактор Flaneur Moscow.