В Omelchenko Gallery идёт выставка «Один плюс один. Диалог», посвящённая 90-летию со дня рождения Татьяны Толстой. Искусствовед Виктория Гасанова рассказывает, что там можно увидеть пуговицы 18 века и песок с Сахары.

Виктория Гасанова, искусствовед, куратор

Татьяна и Наталия начинали свой путь с академического образования. Мама окончила Суриковское, а дочь – Строгановку. Дальше их творческие пути разошлись. Невооруженным глазом видно, что работы художниц различаются как в подходе, так и в стилистике. Но их объединяет символизм. Наталья Олеговна не любит говорить о своем искусстве, потому что хочет, чтобы зритель потрудился сам.

Большую часть иллюстраций Татьяна Толстая создала во время работы в издательстве «Прогресс». Кроме отечественной, там издавалась и иностранная литература, поэтому художница чувствовала себя немного свободнее, чем ее коллеги. Она могла воплощать свои задумки и при этом зарабатывать деньги.


Татьяна Толстая, Рэй Брэдбери

Иллюстрации к рассказам Рея Брэдбери, Татьяна Толстая, 2002. Бумага, тушь, 29x41.

Фото Михаила Кузнецова.

Среди издательских работ можно увидеть иллюстрации к книге Рэя Брэдбери. Поздний период ярко характеризуют три работы, которые не относятся к книжной иллюстрации, - «Страх», «Волна» и «Волосы». В них можно увидеть истинное творчество без институций и формальностей.

Одна из примечательных частей выставки - иллюстрации Татьяны Толстой к книгам Льва Николаевича Толстого. Многие издания экспортировали на Запад или на восточный рынок, поэтому этих рисунков российская публика, скорее всего, не видела. Даже у самой Наталии не осталось этих книг, и сейчас найти их почти невозможно. Будет здорово, если эта выставка вдохновит кого-нибудь издать сборник с этими иллюстрациями на русском языке.

Наталия Толстая уделяет своим работам много времени. Бывает, что она делает перерывы на четыре месяца. У неё невероятно трепетное и деликатное отношение к предметам, которые нам с вами кажутся обыденными. Например, эта работа невероятно тяжела из-за песка, который художница втирала в основу. Она привезла его из Сахары. Ее поразила текстура, с которой она никогда раньше не сталкивалась. А в нескольких других работах есть пуговицы 18 века, которые принадлежали семейству Толстых.


Татьяна Толстая, Рэй Брэдбери

«Азъ», Наталия Толстая, 2009. Холст, масло, коллаж, 150x170.

Фото Михаила Кузнецова.

Наталия вдохновилась Японией и создала полиптих. Зрители делятся на тех, кто видит оберточную бумагу, и тех, кто видит рисовую. Правы вторые. В Японии, кстати, у неё было три персональных выставки. Она нравится представителям восточной культуры, потому что не обременяет искусство словами. Японцы это моментально считывают. Там, в отличие от западных зрителей, не задают вопросы. Ее это очень радует.


Татьяна Толстая, Рэй Брэдбери

«Разговоры с самим собой», Наталия Толстая, 2018. Бумага, акрил, 50x90.

Фото Михаила Кузнецова.

Здесь представлены архетипы понятных и известных символов: уют дома, птица свободы. А вот здесь все собрано вместе - это японские крыши с высоты птичьего полета. Среди визуальных образов можно увидеть буквы, которые, казалось бы, не подчиняются логике. И если вы, в самом деле, захотите насладиться искусством Наталии, то это тот случай, когда не нужно спрашивать искусствоведа или куратора о смысле представленной работы.

В своём творчестве Наталия часто использует неживописные материалы: линейки, винты, веревки. Многим интересно, как это происходит? Что Наталия находит в начале: идею или материал? Она не отвечает на этот вопрос, потому что предметы в ее творчестве вписываются в концепцию, а не в стандартную логику. Они не созданы ни для украшения, ни для вандализма.

Наталия Толстых, Япония

Предметы в творчестве Наталии Толстой - это самодостаточная вещь, они не поддаются систематизации. Могу раскрыть только один секрет. Вы можете увидеть на многих произведениях металлическое крепление, похожее на букву «Т». Художница нашла его случайно и стала использовать как подпись.

Наталия Толстых, подпись

Причастность к великой династии, с одной стороны, отягощает ответственностью, но, с другой стороны, дает простор для творчества. Наталья Олеговна говорила, что когда изучала дневники Льва Николаевича, то нашла столь необходимую ей фразу. Великий писатель заметил, что искусство в будущем будет иметь совершенно другие формы. Для Наталии, которая говорит с миром на языке далеко не классического искусства, это стало существенной поддержкой.

Это одна из моих любимых загадок. Вот две работы, которые висят на экспозиции рядом друг с другом. Угадайте, где здесь работа, название которой «Цветок».


Татьяна Толстая, смешанная техника

«Цветок», Наталия Толстая. Металл, смешанная техника, 36,5x49,5.
«Япония», Наталия Толстая. Металл, смешанная техника, 32,5x22,5.

Фото Михаила Кузнецова.

PS: Любимая стена Виктории связана с иллюстрациями к Маяковскому. Если вам будет мало настенного искусства, то спросите у сотрудников галереи оригинальную книгу. Вам дадут полистать вот такое прекрасное издание.


Татьяна Толстая, смешанная техника

Иллюстрация Татьяны Толстой в книге Владимира Маяковского.

Фото Михаила Кузнецова.


Татьяна Толстая, Маяковский

Иллюстрации к В. Маяковскому «Облако в штанах», Татьяна Толстая, 1987. Линогравюра, 40x56.

Фото Михаила Кузнецова.


Татьяна Толстая, Маяковский

Иллюстрации к К. Паустовскому «Рассказы о художниках», Татьяна Толстая, 1978. Бумага, карандаш, 30x40.

Фото Михаила Кузнецова.


Татьяна Толстая, Маяковский

«Страх», Татьяна Толстая, начало 2000-х. Бумага, тушь, 30x40.

Фото Михаила Кузнецова.

Спасибо за прогулку с Flaneur Moscow.


Автор — Михаил Кузнецов — главный редактор Flaneur Moscow.